Мир диких животных Андрея Гудкова

РУСCКИЙ ENGLISH
Все проекты

Приморская жемчужина

ЛЕТУЧИЙ ГОЛЛАНДЕЦ

(посвящается Вадиму Перерве — начальнику охраны ДВГМЗ, погибшему при исполнении служебного долга)

Он был немногословен, серьезен и как мне показалось, излишне суров. «Да, — подумал я, — такие на контакт идут не охотно, и информацию придется тащить клещами». Таким было первое впечатление от знакомства с Вадимом Перервой — начальником охраны Дальневосточного государственного морского заповедника. Еще во Владивостоке, директор ДВГМЗ предупредил, что если удастся его разговорить, то материала накопаете не на одну статью. Ведь Перерва в заповеднике четыре года. Его там каждый браконьер знает. Если уж он вышел на патрулирование, то все, суши ласты. Еще в Москве в редакции журнала, обсуждая будущую поездку в заповедник, мы пытались обозначить рамки будущего сюжета. Возникло много вопросов: как показать работу инспекторов, повезет ли с погодой? И уж конечно не предполагали, что непосредственно придется участвовать в задержании браконьеров. Но репортерская фортуна была благосклонна.

БУХТА СПАСЕНИЯ

На охранный кордон восточного участка Дальневосточного государственного морского заповедника мы прибыли после обеда. Еще в городе местные водилы когда узнавали конечную точку маршрута отказывались ехать, ссылаясь на труднодоступность и плохую дорогу.

— Туда ехать — останешься без подвески. Дорог там практически нет. Все разбито.

В итоге, поAле долгих обсуждений нас согласились отвести в обозначенную нами точку на карте, объявив свою цену — доллар за километр. После непродолжительных торгов сошлись на 200 долларах. По решительным видам водителей, мы поняли, что дальнейшие торги бессмысленны.

Дорога из Владивостока до заповедной бухты «Спасения» заняла более шести часов. 260 километров мы тряслись и подпрыгивали на ухабах на видавшей виды «Тайоте» по сопкам и перевалам Юга Приморского края и полуострова Гаммова.

По радио передали штормовое предупреждение и водитель торопился обратно. Успеть бы вернуться до дождя, иначе и без того разбитую военными тягачами некоторое подобие дороги размоет и придется ждать несколько дней, пока грязная каша подсохнет.

Кордоном оказался двухэтажный деревянный дом, состоящий из нескольких комнат для инспекторов охраны, комнаты для радиосвязи, кухни и пару гостевых помещений. Неподалеку стояла небольшая баня, дизельная и несколько металлических ангаров для всякого оборудования. В доме пахло сыростью и деревом. Нас встретили два инспектора охраны и уже немолодой мужчина, который выполнял обязанности плотника, строит5ля, да и вообще, мастера на все руки. Проверили разрешительный билет. После некоторых формальностей мы, наконец, расположились в одной из гостевых комнат на втором этаже дома. Как только машина скрылась за сопку, стало мертвенно тихо. Тишину нарушают лишь легкие всплески волн и шелест травы. Недалеко от берега, вкопана красная металлическая табличка: «ДВГМЗ. Проход запрещен». Совершенно дикое место. Оказалось, что на кордоне нет света. Вышел из строя дизельный генератор. Отсутствие электричества добавляет романтики.

— А где начальник охраны? — спрашиваю я. 

— Должен скоро приехать. Точное время он никогда не говорит и дат не называет. Как приедет, так и приедет. У него свой график.

Я был немного озадачен таким ответом. Ничего не оставалось делать, как просто ждать. К вечеру пошел мелкий дождь. Казалось, что его просеивают сквозь сито. Небо затянуло плотной, серой массой низких облаков свинцового цвета. Ветер усиливался и стал завывать. Как-то быстро стемнело. Мелкий дождь перешел в ливень. Уже не капли, а потоки дождя под завывания ветра заливали окна в нашей комнаBе. Кто-то из инспекторов бросает фразу: «Ну, это надолго». Погода преподносит первый неприятный сюрприз и сразу же меняет настроение. Так проходит первая ночь и весь следующий день.

ДВГМЗ

Дальневосточный Государственный морской заповедник был создан 24 марта 1978 г. Это единственный морской заповедник из 93 заповедников существующих сегодня в России. Это эталон природы побережья, островов и шельфа Приморского края. Это рай для фотографов-натуралистов, для любителей посмотреть ещё нетронутые цивилизацией уголки нашей планеты. Причудливый рельеф подводных скал, естественные гроты, песчаные банки, провалы до сорока метров глубиной — все это сочетается с кристально чистой водой до 12–16 метров глубины. Общая площадь заповедника чуть больше 64 тыс. гектаров — это около 10% всей площади залива Петра Великого. Заповедник состоит из четырех участков — северный, южный, восточный и западный.

Острова занимают 2% площади заповедника. В заповеднике 11 островов и островков. Самый крупный из них — Большой Пелис — 380 га. Общая площадь островов 1100 га. На островах можно увидеть скалы, песчаные пляжи, субтропические леса, степи, болота, пресные ручьи и пресные озера. Здесь встречаются колонии морских птиц и почти 900 видов наземных растений. Только в заповеднике еще сохранились лежбища и «родильные дома» тюленей-ларги, которые ранее почти полностью исчезли в южном Приморье. Именно в заповеднике обитает самая многочисленная популяция этих зверей по всему заливу Петра Великого.

На островах зарегистрировано около 360 видов птиц, 80 из которых гнездятся. В России такого разнообразия нет даже в дельте Волги! В заповеднике встреч0ются японский и даурский журавли, черный гриф, орлан-белохвост, беркут и сокол-сапсан. Все эти птицы занесены в Международную Красную книгу и в Национальные Красные книги. Особенно красивы и многочисленны колонии морских птиц на острове Фуругельма. Там находятся самые крупные из ныне известных в мире колоний японского баклана и чернохвостой чайки. Только морских колониальных птиц здесь собирается до 100 тысяч экземпляров.

Уникальность заповедника еще и в том, что в его водах встречаются два течения — холодное Приморское, приносящее с собой представителей морской фауны холодных морей и теплое Цусимское, которое приносит тропических морских животных. Здесь в разные годы были пойманы представители тропической фауны — меч-рыба, тунец, двухцветная камбала и тигровая акула. Встречаются морские змеи. В воды заповедника заходят черные касатки и дельфины-белобочки. На глубине в весеннее и осеннее время можно встретить осьминогов. На песчаном грунте можно увидеть темно-красных, серых плоских и сердцевидных морских ежей, ярких морских звезд.

И еще немного об уникальности. На заповедных островах гнездится желтоклювая цапля. Эта очень редкая птица. Во всем мире ее осталось всего чуть больше 600 особей. Так вот 40 из них облюбовали ДВГМЗ. -->

ЛЕТУЧИЙ ГОЛЛАНДЕЦ

К вечеру второго дня дождь прекращается и ветер стихает. Еще один день потерян. Ночью на кордон подъехал военный ГАЗ-66. Трое мужчин проходят в дом. Проходит минут 15–20 и голоса стихают. «Наконец-то дождались. Ну вот, думаю я, с утра познакомимся».

Утром выясняется, что ночных визитеров на кордоне нет.

— А где же Перерва?, — спрашиваюу инспектора.

— Ушли еще вчера ночью в море. Ночью у них самая работа. Браконьеры ночью теряют бдительность, вот тут их Перерва и ловит.

— Когда же они вернутся?

— Он не докладывает. Может сегодня, может завтра.

— А на связь с ним можно выйти?

— Нет. Он сам выходит, когда необходимо.

К часам 12 дня послышался звук лодочного мотора. Из-за острова показался катер.

— А вот и Перерва со своими бойцами, — один из инспекторов показывает рукой в сторону острова. Сегодня что-то рано.

Еще через минут пять катер уткнулся носом в песок бухты. Из лодки выпрыгивают три человека. Двое бойцов Владивостокского ОМОНа в полной экипировке и начальник охраны заповедника Вадим Перерва.

— Это вы из Москвы?, — протягивает руку мужчина средних лет в форме инспектора охраны природы. Мне сообщили о вашем приезде во Владивостоке. Надеюсь, вы хорошо устроились.

Знакомлюсь с омоновцами. Один из бойцов несет большое ведро полное еще живых больших, размером с ладонь креветок. На Дальнем Востоке их называют чилимами.

— Вот по пути на кордон забрали у горе-туристов. Как увидели вооруженных людей, сразу все отдали. Не стали сопротивляться и что-то доказывать. Ведь знают черти, что находятся в заповеднике и ловля всякой живности запрещена. Нет обязательно надо побраконьерить. Все надеются, что не заметят. Да и еще. Если будете фотографировать, то не снимайте наши лица и предупреждайте о съемках.

Все выглядят немного уставшими. Расположились на улице за столом под раскидистой орешиной. Уже за завтраком продолжаем беседу.

— Сегодня ночью засекли браконьерский траулер, — говорит Вадим Перерва. Попытались перехватить его. Но видимо, нас засекли и дали хода. Пришлось сделать несколько предупредительных выстрелов. Ушел за границу вод заповедника и простоял там всю ночь. Как будто ждал, пока мы уйдем. До утра так и не вышел. Мы покрутились вокруг него и все.

— А что сейчас ловят, — интересуюсь я. 

— В основном краба. Ставят крабовые ловушки, через некоторое время их поднимают. Попадается камчатский краб, краб-стригун и волосатик. Причем траулеру не обязательно заходить в порт с выловленным крабом. В определенный момент к судну подходит более быстроходный катер и забирает весь улов. Таких заборов может быть несколько. Траулер работает дальше. Практически весь пойманный краб увозится в Японию. Японцы за него дают большие деньги. В каждом отдельном случае цены договорные. Засечь такие передачи трудно, но если получается, то «залетают» ребята по полной программе.

— А что значит по полной программе, — спрашиваю я. 

— Выписываются крупные денежные штрафы, аннулируются лицензии, заводятся уголовные дела. Максимальные сроки наказания по таким делам до 2 лет тюрьмы. Слишком мягкое у нас законодательство.

— Краба сейчас все меньше, — продолжает Перерва, вот и лезут в заповедник. В последнее время привлекаем к рейдам ОМОН. С ними чувствуешь себя уверенней, в случае необходимости и оружие могут применить. Кстати, думаю, что траулер этот ловушки уже успел поставить. Ему ведь теперь их забрать надо. Так что он обязательно в заповедник за ними зайдет. Вот тут то мы его и накроем, — с удовлетворением подытожил Перерва, ударив ребром ладони по столу. В глазах появился огонек. Один из омоновцев утвердительно кивнул.

Было видно, что все они ждут этого момента. Ночной рейд должен был принести свои плоды.

— И часто приходиться применять оружие?

— К сожалению, чаще, чем хотелось бы. Иногда и браконьеры по нам палят. В прошлом году инспектор задержал браконьерскую лодку. Ну ребята и пальнули по нему из «мелкашки». Хорошо, только руку прострелили. А в апреле этого года на острове Большой Пелис инспектор засек две браконьерские лодки. Инспектор один, браконьеров восемь. Они как увидели его, по газам и на таран. Протаранили инспекторскую лодку с двух бортов. Но утопить не смогли. Пробоина оказалась выше ватерлинии. Так что мы тут как на войне. Кстати был и забавный случай этой зимой. Вышли однажды на инспекцию. Через какое-то время зас5кли браконьерскую лодку. Ну, по газам и к ней. Те же не убегают, а наоборот развернулись и ходу в нашу сторону. Так и летим друг на друга. Остаются считанные метры. Ну, все думаю, сейчас будет столкновение. Вдруг лодка резко разворачивается и летит от нас. Догнали, и спрашиваем, у мужиков, зачем в героев играли. А они отвечают, что перепутали нас с конкурентами. Думали разобраться. А когда поняли что нарвались на охрану, уже было поздно.

— А чем они промышляли?

— Трепанга доставали. Это еще один незаконный бизнес. Взяли их, что называется, с поличным: и трепанг и акваланги. Трепанг в Красной Книге. Китайцы за него дают большие деньги. Сушат его и перевозят нелегально в Китай. Трепанга собирают на глубине от 10 до 30 метров. За одно погружение аквалангист может достать до 50 килограмм живого трепанга. Это 5 килограмм сушеного. Килограмм сушеного трепанга на черном рынке стоит 100$. В Китае намного дороже. За один «рабочий» день одним человеком достается 150–200 кг этого деликатеса. Промысловый сезон у браконьеров начинается в сентябре и заканчивается только в мае. Браконьерят бригадами по несколько человек. Вот и считайте почем цена вопроса и что мы здесь охраняем. Краб и трепанг это не единств5нные объекты промысла. Берут также приморский гребешок и морских ежей, точнее икру морских ежей.

— А сколько человек занимаются охраной?

— Всего 7 кордонов и 17 инспекторов. Часть из них патрулирует акваторию на катерах, остальные береговую линию. Каждый день патруль обходит бухты заповедника.

Из радиорубки вылетает инспектор.

— Вадим, там пост наблюдения сообщает, ваш ночной траулер уже в заповеднике. Надо брать, пока он тепленький.

Все соскакивают с мест как ошпаренные. На ходу Перерва бросает мне:

— Если хочешь поснимать этот концерт, у тебя есть 3 минуты чтобы собраться. Прыгай в катер и поехали.

Через три минуты катер охраны отходит от берега. Бойцы ОМОНа одевают маски. Перерва старается сдерживать эмоции, но в глазах все написано. Включаем радар. Потихоньку, словно крадучись — на малом ходу двигаемся вдоль живописных бухт. Но никто словно не замеGает красоты. Готовлю камеру и держу ее в руке. Волна заметно усиливается. Впереди появляется силуэт рыболовецкого траулера. Смотрим на радар. Точка траулера неподвижна.

— Начал забор ловушек, — говорит Перерва. Сейчас мы к нему подойдем как можно ближе, на маленькой скорости, а как только он нас засечет, дадим ходу и все, он от нас не уйдет. Будем незаметными для него как можно дольше. Поэтому мы и на связь стараемся не выходить, не раскрываем свои позывные. Все для маскировки.

— Тактика летучего голландца, — поясняю я. Перерва улыбается и кивает головой.

Катер выкрашен в серый цвет, и он отлично его маскирует. Катер сливается с серым морем и становится практически незаметным.

— Все, они нас засекли, говорит Перерва. Всем приготовиться. Держитесь крепче.

Рукоятка скорости утоплена до отказа. 90-сильный двигатель дернулся и катер полетел, перескакивая с волны на волну. Траулер все ближе. Уже видны силуэты людей на палубе. Видно, что там кипит работа. Подлетаем почти вплотную. Команда траулера лихорадочно поднимает крабовые ловушки. Перерва приказывает капитану застопорить ход и остановиться. Несколько раз обходим траулер по кругу. По лицам браконьеров видим, что не ожидали появления охраны, да еще и с вооруженным ОМОНом. Подходим к борту траулера. Кто-то из команды под шумок пытается сбросить выловленного краба за борт.

— Я тебе сейчас сброшу, — один из омоновцев вскидывает автомат, — а ну быстро убрал назад.

Команда не возражает и становится кроткой. Краб снова на палубе. Подали веревочный трап. Первыми на судно высаживаются бойцы ОМОНа. За ними по трапу карабкаюсь я. Все происходит очень быстро. Захват судна занял несколько минут.

— Снимай весь процесс, материала будет во… И Перерва делает жест над головой. Я останусь на катере. Сейчас будем звонить пограничникам, в ОБЭП и прокуратуру.

На траулере все в некоторой растерянности. Заметно некоторое смятение. Видимо мы застали команду в самый разгар работы. Все явн> не ожидали появление ОМОНа на борту, и уж тем более, человека с фотоаппаратом. Некоторые прячут лица. На борт подаются крабовые ловушки. Краба тут же сортируют и отправляют в корзины. Наполненные корзины отправляются в трюм, в специальные резервуары. Кто-то готовит наживку для ловушек.

— Всем закончить работу, — отдает приказ один из бойцов ОМОНа.

Второй поднимается на капитанский мостик и производит досмотр документов. Весь комплект судовых документов передается Перерве. Подсчитали, что в трюме уже выловлено около 1600 особей камчатского краба и около 400 особей краба-стригуна. Работа остановлена. Ловушки аккуратными рядами собраны на корме.

— Теперь осталось дождаться представителей правоохранительных структур. Передадим траулер с командой им. На этом наша работа заканчивается, говорит один из бойцов ОМОНа.

Ждали часа три. Военный катер пришел из Владивостока. На борт траулера высадилась вторая группа людей. Мы переходим снова на кате@ к Перерве. Он перебрасывается фразами с человеком в штацком, пришедшем со второй группой и берем курс на кордон, в бухту «Спасения». Все довольны выполненной работой. Снова пошел дождь. На этот раз он не влияет на настроение.

— Мы сегодня ночью пойдем на остров Фуругельма, — говорит Перерва. Это на южном участке. Давно там не были. Надо дать о себе знать и шороха навести. После таких рейдов, браконьеры еще долго не будут выходить в море. Если есть желание, пойдем с нами.

— А почему ночью, — спрашиваю я. 

— Потому что ночью нашего появления никто не ожидает. Свалимся как снег на голову. Между прочим, такая тактика дает свои плоды. ДВГМЗ занимает 3 место среди всех заповедников России по сумме собранных штрафов. В прошлом году количество задержаний перевалило за 100. Это в среднем по 8–9 задержаний в день.

Уже в сумерках подходим на «Спасение». Одежда мокрая. Надо поменять и поужинать. Впереди ночная охота в компании «Летучего голландца». Еще через час, катер начальника охраны ДВГМЗ растворяется в сентябрьском ночном море. Уже после нашей экспедиции стало известно, что в ту ночь на южном участке были задержаны четыре браконьерские лодки с полным подводным снаряжением, приготовленным для ловли трепанга. На сей раз, обошлось без стрельбы. Трепанг китайцам не достался.



© Copyright 2003-2017. Andrey Gudkov images. All rights reserved.
Все материалы сайта, фотографии и тексты статей являются авторскими.
Любое копирование, а также использование материалов сайта без письменного согаласия Гудкова Андрея запрещено.

Благодарности:
Особая благодарность дизайнерам Дмитрию и Владимиру Яковлевым за оригинальные творческие решения.
Переводчику текстов Ирине Характеровой — за квалифицированный перевод.
Фотограф Кирилл Дорофеев дикая природа пейзажи фото фотографии мри диких животных фотопутешествия Фотограф Кирилл Дорофеев дикая природа пейзажи фото фотографии мри диких животных фотопутешествия Фотограф Кирилл Дорофеев дикая природа пейзажи фото фотографии мри диких животных фотопутешествия Фотограф Кирилл Дорофеев награды призы номинации дикая природа пейзажи фото фотографии мри диких животных фотопутешествия Фотограф Кирилл Дорофеев дикая природа пейзажи фото фотографии мри диких животных фотопутешествия Фотограф Кирилл Дорофеев дикая природа пейзажи фото фотографии мри диких животных фотопутешествия Фотограф Кирилл Дорофеев дикая природа пейзажи фото фотографии мри диких животных фотопутешествия Фотограф Кирилл Дорофеев дикая природа пейзажи фото фотографии мри диких животных фотопутешествия Фотограф Кирилл Дорофеев награды призы номинации дикая природа пейзажи фото фотографии мри диких животных фотопутешествия Фотограф Кирилл Дорофеев дикая природа пейзажи фото фотографии мри диких животных фотопутешествия свадебная флористика букет невесты из флорист Васин Сергей пионы розы фото розовый сиреневый купить композиции из цветов оформление доставка пионовидные белый гортензии свадебная флористика букет невесты флорист Васин Сергей композиции из цветов букеты розы пионы пионовидные свадебный купить фото невеста дорогой букет невесты из роз пионов тюльпанов орхидей пионовидные композиции из ранункулюсов фото розовый сиреневый белый фуксия бохо винтажный букет из ранункулюсов фото пионов роз сиреневый розовый белый невесты свадебный купить флорист Васин Сергей недорогой рыхлый классический круглый букет невесты белый из роз пионов орхидей тюльпанов винтажный сиреневый розовый флорист Васин Сергей купить фото флорист Сергей Васин достижения награды участник чемпионата России по флористике победитель конкурса Московская весна 2011 фото флорист Сергей Васин достижения награды участник чемпионата России по флористике победитель конкурса Московская весна 2011 фото интервью свадебный флорист Сергей Васин флористический мастер-класс оформление свадьбы мероприятий недорого быстро качество варианты фото букет свадебный флорист Сергей Васин оформление свадьбы мероприятий недорого быстро качество варианты фото букет